СРОЧНЫЕ НОВОСТИ!
Новинка! Увеличение губ дома! Подробности

Какие типы мужчин бывают?

Какие типы мужчин бывают?

По моему личному, глубоко выстраданному (хотя, может, и глубоко ошибочному) убеждению, все мужчины делятся на: мужчин-отцов, мужчин-мужей и мужчин-любовников.

То есть. Кроме того, что они брюнеты или блондины, полные или тощие, усатые или лысые, гендиректоры, генсеки и прочие «гены» или рядовые необученные, – кроме всех этих вторичных, извините, половых признаков – есть три главных. Для нас, понятное дело, для женщин. Он, мужчина, по сути и натуре своей, может быть либо мужем, либо любовником, либо отцом. Четвертого не дано. И вместе им не сойтись! Почти никогда.

Ломброзо отдыхает

И выяснить, и вычислить это заранее невозможно! Только эмпирическим, увы, путем, – разодрав при этом душу в кровь.

Ломброзо отдыхает: никогда, ни по каким внешним признакам (врут физиономисты и хироманты!) не отличите вы «мужа» от «любовника» – извините за такую прямоту! А то, знаете, ли, приходится читать такие якобы научные тесты: мол, по форме уха или носа, или по длине указательного пальца, или по отношению диаметра ноздри к окружности груди – по всей этой «занимательной» хироарифметике можно, будто бы, установить: кем, каким будет твой избранник? Да ни фига подобного, ничего не установить, только посредством собственного опыта! Он может быть совершенно потрясающим в постели – но пресловутого гвоздя в стену не вобьет, и даже пытаться не будет: не мужское, мол, это дело! Или. Быть дико хозяйственным – все своими руками, все в клюве тащит в дом! Но к ребенку вообще не подойдет, не заметит, не пообщается, куркуль проклятый.

И, наконец. Может быть изумительным папой – лучше любой мамы. Но вот что касается всего остального…

Отцы в бегах

И самое время тут припомнить классику – куда мы без нее? Без родной русской литературы, Льва Николаевича, конкретно.

Последний том «Войны и мира». Раздобревшая, без конца рожающая Наташа, и Марья, которая тоже рожает без конца. И разговор их с Николаем Ростовым. Для которого любой ребенок-младенец – что-то вроде «куска мяса» – извините, но это Толстой! Вот когда подрастет – тогда еще кое-как.

И Пьер, который «отлично с ними нянчится», с младенчиками, по словам жены. И даже ладонь у него точно «по задку ребенка»!

Ой, как прав был Лев Николаевич, как прав. Именно ведь так все и происходило, и происходит: иной отец-молодец к новорожденному отпрыску своему и подойти-то брезгует, не то что на руки взять. А другой – ничего, тетешкается! Только вот не сказано у Толстого о том, что иные отцы и дальше, и потом, и по всей жизни вовсе не «отцы», а сплошное недоразумение. Знавала я одного такого, который понятия не имел, в каком классе его дочки учатся: не то что в «А» или в «Б» – а вообще-то, в пятом или шестом?! Годиков-то сколько? Да что там далеко за примером ходить – вот, у подруги моей ближайшей, которая сына растит одна, отец ребенка – «биологический», так сказать, живой, здоровый и вполне себе благополучный – носа не кажет шестнадцать лет! …Нет, в самом деле, никогда не понять нам мужчин, а им, вероятно, нас, женщин. Воистину, как существа с разных планет: ну, неужели ему хотя бы вчуже не ИНТЕРЕСНО, «чего» у него за эти шестнадцать лет выросло?!

Его же плоть и кровь, а?

1 2 3 4

Поделись новостью с друзьями!

Ольга Маркина
Об авторе: Ольга Маркина

Известный российский журналист с большим стажем работы не только в газетах и журналах России, но и в самых разнообразных интернет-изданиях. Любимые темы – садоводство, кулинария, народная медицина.